Новости

Водородная стратегия России — работа в стадии разработки

Реализации водородных стратегий

В последние годы многие страны приняли свои национальные водородные стратегии и приступили к их реализации. В июле 2020 года Европейский Союз также принял свой стратегический документ в этой области, хотя действия, описанные в документе, повлияют на перспективы экспорта топлива Россией, которая только начала формировать свою позицию по этому вопросу. Водородная энергетика не входит в число приоритетов энергетической политики РФ, возможно только поэтому к настоящему времени составлен первый проект дорожной карты по развитию водородной энергетики на 2020–2024 годы.

Это подтверждается как содержанием российских стратегических документов, так и ограниченными действиями руководства и энергетических компаний, осуществленных до настоящего времени. Эти действия в настоящее время ограничиваются инициативами в области исследований, разработок и пилотных проектов. Международное сотрудничество в области водородной энергетики с участием российских компаний также весьма ограничено, хотя Россия имеет большой потенциал для производства водорода.

Основное препятствие для развития отечественной водородной энергетики связано с отсутствием значительного подлинного интереса со стороны центральных властей к проблемам, связанным с глобальным изменением климата; это приводит к очень ограниченной регулирующей и финансовой деятельности. Не следует ожидать, что развитию этого сектора могут способствовать внутренние факторы (правительство не рассматривает декарбонизацию и необходимость увеличения доли возобновляемых источников энергии в структуре энергетики как приоритеты). Однако этому развитию могут способствовать изменения, происходящие на экспортных рынках.

Весьма вероятно, что реализация водородных стратегий в ЕС (в частности, в Германии) может вызвать повышенный интерес Газпрома к водородной энергетике. Благодаря политической поддержке российского руководства Газпром, вероятно, усилит свои позиции на своем стратегическом экспортном рынке.

Кроме того, РФ может рассчитывать, что ее сотрудничество в области водородной энергетики может помочь ей не только укрепить экономические отношения с ЕС, но и получить еще один инструмент для лоббирования в пользу нормализации политических отношений между Россией и ЕС. Наряду с этим, в долгосрочной перспективе «водородная революция» может стать серьезным вызовом для Российской федерации — энергетический переход на стратегические экспортные рынки (ЕС, страны Азии) может привести к резкому сокращению экспорта российского ископаемого топлива,

Нет водородной стратегии

Хотя примерно в последний год или около того российские центральные органы власти начали проявлять интерес к водородной энергетике, до настоящего времени эта отрасль не входила в число подлинных приоритетов государственной политики. Реальные действия правительства по-прежнему носят ознакомительный и подготовительный характер — они пока не привели к изменению государственной стратегии в этой области.

В августе 2019 года Минэнерго провело первые в стране официальные консультации по развитию водородной энергетики. В них приняли участие представители других министерств, отечественные энергетические компании (Газпром, Росатом, Ростех, Сибур) и эксперты. На встрече, состоявшейся в октябре 2019 года, было принято решение приступить к разработке национальной стратегии в области водородной энергетики.

Распоряжением правительства от 18 ноября 2019 года при Министерстве энергетики была создана рабочая группа, деятельность которой фокусируется на развитии водородной энергетики в РФ. В её состав вошли представители Газпрома, Сбербанка и Росатома, члены академических сообществ и эксперты. Основная задача рабочей группы — подготовить дорожную карту по развитию водородной энергетики в России. 22 июля 2020 года газета «РБК» сообщила, что Минэнерго подготовило первый проект документа, который теперь будет направлен в другие органы для дальнейших консультаций.

После завершения консультационного процесса он будет принят правительством. Дорожная карта предусматривает, что концепция развития водородной энергетики в России будет принята к концу 2020 года. Российская национальная ассоциация водородной энергетики, действующая с 2003 года, занимается стандартизацией отечественной энергетики в области водородных технологий.

Водородные стратегииВодородная стратегия России — работа в стадии разработки

В последней энергетической стратегии РФ до 2035 года, принятой правительством, водородный энергетический сектор указан только как седьмой по важности компонент энергетического сектора в целом после нефти, газа, нефтехимии, угля и ядерной энергетики.

Хотя в документе говорится, что у страны есть потенциал, чтобы стать одним из мировых лидеров по водороду, набор действий, которые он предлагает, носит очень общий характер. Документ охватывает подготовку и реализацию мер по поддержке развития инфраструктуры, создание свода норм, увеличение производства водорода получаемого из природного газа с использованием возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и ядерной энергии, усилия по разработке технологии производства водорода с низким уровнем выбросов, меры по развитию международного сотрудничества в области водородной энергетики и попытки выхода на зарубежные рынки. Точно так же цифры, касающиеся экспорта водорода, указанные в энергетической стратегии, не особенно впечатляют — предполагаемый объем экспорта составляет 0,2 миллиона тонн в 2024 году и 2 миллиона тонн в 2035 году.

В связи с общим и предварительным характером проводимых мероприятий четко определить водородную стратегию России сложно. С одной стороны, первая версия дорожной карты по развитию водородной энергетики в РФ, которую обсуждает газета «РБК», подчеркивает растущее значение водородной энергетики в мире, а также готовность расширять свою деятельность в этой сфере. Однако нет четкой информации о конкретных целях водородной политики государства и способах их реализации. Еще неизвестно, на каком опыте в конечном итоге будет основана российская модель развития этого сектора. В рамках общенациональных дебатов рассматривается несколько моделей, включая так называемые норвежские и австралийские модели. 

В норвежской модели монополии (в России это мог бы быть «Газпром») разрабатываются конкретные водородные энергетические проекты через свои дочерние компании, работающие в этой области. К потенциальным препятствиям для реализации этой модели в РФ относятся текущие приоритеты Газпрома (которые включают развитие традиционных газовых проектов) и тот факт, что другие компании также имеют определенные устремления в этой области. 

Австралийская модель, в свою очередь, предусматривает создание отдельного министерства, занимающегося водородной энергетикой, и принятие стратегии, в соответствии с которой будет осуществляться программа поддержки всех заинтересованных российских компаний.

Ограниченные результаты выполненных на сегодняшний день водородных проектов

Деятельность российских компаний в области водородной энергетики также ограничена. В большинстве случаев они включают исключительно исследования, концептуальные работы и пилотные проекты.

«Газпром» и «Росатом» — основные компании, проявляющие интерес к развитию водородных проектов. Хотя «Газпром» начал замечать тенденции, существующие на рынке ЕС, и недавно осознал необходимость включения планов, связанных с водородом, в свою стратегию, результаты его действий на сегодняшний день незначительны. Компания участвовала в лабораторных исследованиях, проводимых в ее центрах в Самаре, Томске и Уфе, по получению так называемого голубого водорода путем пиролиза метана (этот процесс включает расщепление метана на газообразный водород и твердый углерод.при высокой температуре).

Читайте и другие НОВОСТИ О ВОДОРОДЕ:  Cummins получает грант в 7 млн долларов

Однако даже представители Газпрома подчеркивают, что использование этих технологий для производства водорода в промышленных масштабах возможно только в далеком будущем. Кроме того, в настоящее время инвестиции Газпрома в так называемые проекты зеленой энергетики незначительны и осуществляются несколькими из выбранных им дочерних компаний, такими как «Газпром газомоторное топливо», «Газпром нефть» и «Мосэнерго». На сегодняшний день сотрудничество «Газпрома» с зарубежными партнерами также носит ограниченный характер. В сентябре 2019 года представители компании заявили, что ведутся консультации с немецкой компанией Uniper.

Росатом — еще одна компания, которая работает над собственной водородной стратегией. Одна из её дочерних компаний, «Русатом Оверсиз», имеет опыт работы с водородом и соответствующими технологиями производства и транспортировки водорода. Также имеется опытная управленческая команда, способная реализовывать совместные проекты с зарубежными партнерами. Росатом создал на Сахалине полигон для водородного рельсового транспорта в качестве пилотной инициативы (частично он основан на технологии, разработанной Alstom). В сентябре 2019 года представители Росатома подписали соглашение с Японским агентством природных ресурсов и энергетики о подготовке технико-экономического обоснования проектов, ориентированных на экспорт водорода из России в Японию.

Помимо «Газпрома» и «Росатома» с 2013 года «РусГидро» реализует свой первый водородный проект (через свою дочернюю компанию Магаданэнерго). Зарубежным партнером предприятия является японская компания Kawasaki Heavy Industries. После перерыва, длившегося несколько лет, в сентябре 2017 года проект возобновился — во Владивостоке, компании и власти Магаданской области подписали соглашение о сотрудничестве в области водородной энергетики. Соглашение предусматривает строительство завода по производству водорода к 2024 году для удовлетворения промышленных потребностей Японии. В этом предприятии будут использоваться генерирующие мощности Усть-Среднеканской ГЭС, контролируемой РусГидро.

В настоящее время использование водорода в транспортной сфере ограничено пилотными проектами — в ноябре 2019 года в Санкт-Петербурге был запущен первый водородный трамвай, а на форуме «Открытые инновации» в Москве был представлен первый в России автобус с водородным двигателем. Перспективы использования водорода для производства электроэнергии также не являются многообещающими. К 2022 году Группа компаний ТАИФ планирует запустить две электростанции, построенные Siemens, мощностью 495 и 270 МВт соответственно. Они будут работать на смеси газа (75%) и водорода (25%), с возможностью увеличения доли водорода до 51%.

Деятельность российских компаний в международных организациях также была ограничена. Пока что ни одна российская энергетическая компания не вошла в Водородный совет, который был создан в 2017 году в Давосе и в настоящее время насчитывает 81 участник.

Водородная революция — возможность для России…

В связи с потенциалом России и географической близостью наиболее перспективных экспортных рынков повышенный глобальный интерес к развитию водородной энергетики открывает новые возможности для российского топливно-энергетического сектора.

Хотя в настоящее время РФ имеет относительно незначительные возможности по производству водорода (2–3,5 миллиона тонн в год), она способна значительно увеличить свой потенциал в этой области — независимо от того, какой метод получения водорода она будет использовать. Энергетические мощности России характеризуются относительно небольшим углеродным следом. В этом секторе преобладают газовые теплоэлектростанции (48%), атомные электростанции (18%) и гидроэлектростанции (17%).

Россия обладает крупными водными ресурсами и способна вырабатывать электроэнергию с использованием ВИЭ (в основном энергии ветра), что позволяет ей производить большие количества так называемого зеленого водорода. Кроме того, российские атомные электростанции имеют избыточные генерирующие мощности. В контексте производства водорода особенно многообещающими являются возможности Кольской атомной электростанции и Ленинградской атомной электростанции. Наряду с этим Россия обладает крупнейшими в мире доказанными запасами природного газа, что позволяет производить так называемый голубой водород.

Водородные стратегииВодородная революция — возможность для России…

По предварительным прогнозам EnergyNet, в 2020–2025 годах Россия способна производить водород по конкурентоспособной цене (3,38 доллара США за килограмм) и занять 10–15% доли на мировом рынке водорода. К 2025 году выручка российских компаний от экспорта водорода может составить 1,7–3,1 млрд долларов США в год.

По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), цена так называемого зеленого водорода будет составлять 4–6 долларов США за килограмм в 2025 году и 2 доллара США за килограмм в 2040 году, что может позволить России получить прибыль и иметь конкурентное преимущество в среднесрочной перспективе. Наряду с этим некоторые эксперты утверждают, что в связи с динамичным развитием технологий цена может упасть быстрее до 1,4–2 долларов США за килограмм в 2030 году.

Кроме того, развитию проектов водородной энергетики в России способствует близость к наиболее перспективным экспортным рынкам — странам ЕС и Азии (Япония, Южная Корея). Хотя оценки, предоставленные различными аналитическими центрами, значительно различаются, есть много признаков того, что в долгосрочной перспективе мировой рынок водорода будет продолжать развиваться. Текущее глобальное потребление водорода составляет около 70 миллионов тонн и в основном сосредоточено в нефтеперерабатывающей промышленности (производство нефтепродуктов с низким содержанием серы) и химической промышленности (производство аммиака).

В зависимости от того, будут ли достигнуты амбициозные предположения климатической политики, принятой ЕС и отдельными азиатскими государствами, к 2050 году мировой рынок водорода может вырасти до 200 миллионов тонн или даже, при самом оптимистичном сценарии, до 1,5 миллиарда тонн. Его стоимость может достигать 0,4–3 трлн долларов США, для сравнения, в 2018 году он составил 135 миллиардов долларов США. Российские оценки более осторожны. По оценкам Минэнерго, к 2040 году объем рынка водорода может составить 32–164 млрд долларов США (при общемировом объеме торговли 15,8–82,2 млн тонн). Газпром, со своей стороны, оценивает, что к 2050 году рынок голубого водорода, производимого в Европе, может составить около 150 миллиардов евро.

Оптимистичные перспективы в отношении потенциальных рынков в основном вызваны стратегическими решениями, которые ЕС и азиатские государства приняли в связи со своими стратегиями в области водородной энергетики. В июле 2020 года Европейский Союз объявил о своей водородной стратегии. В документе представлен ряд мероприятий, запланированных в рамках энергетической и климатической политики ЕС, предусматривающей достижение климатической нейтральности к 2050 году.

Согласно водородной стратегии ЕС, в переходный период (к 2050 году) производство не только так называемого зеленого водорода (полученный методами, не загрязняющими окружающую среду выбросами CO 2), но также будут разрешены так называемые синий водород и серый водород, и это создаст прекрасные возможности для России, которая в настоящее время является (и, скорее всего, в среднесрочной перспективе останется) основным поставщиком газа на европейский рынок.

Читайте и другие НОВОСТИ О ВОДОРОДЕ:  Новый газ, старые трубы: может ли Россия стать лидером водородной энергетики

Кроме того, в 2018–2020 годах многие европейские страны и многие неевропейские страны приняли свои национальные стратегии водородной энергетики. К ним относятся: Австрия, Франция, Нидерланды, Германия, Япония, Южная Корея, Австралия и Канада. Похоже, что Китай, Индия, Япония и Южная Корея могут стать лидерами в увеличении спроса на водород к 2024 году, Китай и Индия сосредоточатся на нефтехимической промышленности, а Япония и Южная Корея на транспортном секторе.

… И вызов для России

Одним из основных препятствий для развития водородной энергетики в России является относительно незначительный интерес центральных властей к вызовам глобального изменения климата. В последней энергетической стратегии РФ до 2035 года мало внимания уделяется проблемам глобального энергетического перехода и тенденциям, связанным с ним.

В то время как и ЕС, и азиатские государства решили в долгосрочной перспективе исключить или значительно сократить использование ископаемого топлива в своем энергобалансе, Россия ставит под угрозу свой статус на европейских рынках и в Азии. Как стратегические документы, так и действия, предпринятые на сегодняшний день центральными органами власти и российскими энергетическими компаниями, указывают на то, что правительство не полностью убеждено предложениями других государств и международных организаций в том, что необходимость внедрения низкоэмиссионных и энергоэффективных технологий в глобальном масштабе является постоянной и необратимой тенденцией (в частности, использование ВИЭ, нестандартных ископаемых видов топлива, таких как газогидраты, водородная энергетика и термоядерная энергетика).

Кроме того, еще одним слабым местом действий российских властей в топливно-энергетическом комплексе является то, что эти действия зачастую носят скорее тактический, чем стратегический характер. Решения, как правило, сосредоточены на конкретных проблемах или иногда являются результатом лоббистской деятельности, осуществляемой отдельными группами интересов. В меньшей степени они отражают реальные вызовы, связанные с развитием конкретных составляющих топливно-энергетического комплекса.

водородная стратегия… И вызов для России

Еще одним серьезным препятствием для водородной энергетики является отсутствие достаточной поддержки со стороны государства как в отношении необходимой нормативной базы (нормативные акты, касающиеся стандартов безопасности), так и финансовых затрат. Согласно отчету, составленному EnergyNet, для создания эффективной водородной энергетики в России потребуются средства в размере около 2,2–3,9 миллиарда долларов США в год. Инвестиции необходимы не только в области исследований соответствующих технологий для снижения стоимости производства водорода (в частности, производства с нулевым и низким уровнем выбросов), но и для финансирования расширения инфраструктуры.

Хотя запланированное расширение газовой сети в Европе может быть использовано для транспортировки и хранения водорода, оно также потребует соответствующей модернизации сетей передачи, соединяющих Россию и остальную Европу. В настоящее время безопасный верхний предел доли водорода в газовой смеси составляет 20–30%; более высокое содержание водорода может нанести непоправимый ущерб инфраструктуре.

Кроме того, из-за того, что водород более летуч, чем природный газ, он более легковоспламеняющийся. По оценкам, модернизация передающей инфраструктуры РФ может вызвать необходимость увеличения средств, выделяемых на расширение сети, примерно на 10%. Более того, если будут приняты планы по более широкому использованию водорода в транспортном секторе России, потребуются средства на строительство заправочных станций для автомобилей с водородным двигателем.

Перспективы

Дальнейшее развитие водородной энергетики в России, скорее всего, будет стимулироваться не столько усилением внимания к национальной климатической политике, сколько динамичной реализацией водородных стратегий на потенциальных экспортных рынках. Большинство факторов, дающих толчок развитию водородной энергетики и присутствующих в других странах, в России отсутствуют.

К этим факторам относятся — декарбонизация, увеличение доли ВИЭ в структуре энергетики и стремление к достижению энергетической независимости. На сегодняшний день правительство РФ не рассматривает проблемы, связанные с климатом, как приоритетные. Поэтому маловероятно, что в ближайшие годы роль водорода в энергобалансе России возрастет. Экологическая политика, проводимая отдельными городами, скорее всего, станет исключением. Примером может служить федеральная программа «Чистый воздух». В рамках данной программы к 2024 году планируется снизить выбросы токсичных веществ на 22% в таких городах, как Братск, Челябинск, Чита, Красноярск, Липецк, Магнитогорск, Новокузнецк и Омск.

Перспективы увеличения присутствия России на экспортных рынках выглядят более многообещающими. В ближайшие годы Газпром, вероятно, активизирует свою деятельность в этой области, в основном надеясь увеличить объемы газа, который он экспортирует в Европу для производства так называемого голубого водорода. Интерес, проявленный Германией, является одним из основных факторов, увеличивающих перспективы Газпрома по усилению присутствия на европейском рынке водорода.

Немецкие политики и представители деловых кругов (в основном, входящих в Российско-германскую торговую палату) призвали Москву и Берлин к развитию сотрудничества в сфере водородной энергетики. Следует ожидать, что сотрудничество, осуществленное на сегодняшний день, в частности в газовой сфере, может повысить вероятность того, что центральные власти России окажут политическую и финансовую поддержку водородным проектам. В основном это касается президента Владимира Путина, потому что он продолжает оставаться ключевым лицом, принимающим решения в вопросах, касающихся энергетической политики России.

Такой сценарий представляется тем более вероятным, что российская сторона рассматривает новое поле сотрудничества между Москвой и Берлином не только как инструмент для укрепления экономических отношений, но и как инструмент для усиления своих требований относительно нормализации политических отношений между Россией и ЕС.

Выявленные предварительные предположения дорожной карты развития водородной энергетики в России подтверждают, что в ближайшие годы Газпром и Росатом будут играть ведущую роль в этом секторе. Эти компании участвуют в пилотных проектах по производству водорода с использованием потенциала атомных электростанций и инфраструктуры, используемой для добычи и переработки газа. Кроме того, до 2024 года Газпром продолжит исследования по использованию водорода в таких устройствах, как двигатели и газовые котлы, а также по его использованию в качестве топлива в различных транспортных средствах. Ожидается, что Росатом со своей стороны построит испытательный полигон для водородного рельсового транспорта.

водородная стратегияГазпром и Росатом будут играть ведущую роль в развитии водородной энергетики

Однако в долгосрочной перспективе «водородная революция» станет для России все более серьезной проблемой. Из-за структуры российского энергетического сектора, который в основном зависит от экспорта сырой нефти, нефтепродуктов и природного газа, любое возможное увеличение доли России на рынках водорода не сможет компенсировать снижение доходов от экспорта ископаемого топлива. Как следствие, это может вызвать серьезные экономические проблемы, которые бросят тень на стабильность российского государства.

Читайте также:
Водород: история и использование
Рынок производства водорода следует устойчивой кривой роста
Топливные элементы для водородных автомобилей

Поделиться:
Теги

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 18 =

Back to top button
RussiaEnglish
Close
Close
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности